Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: источник: книги (список заголовков)
09:21 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
Спросите у меня и я отвечу
Интернет, он такой.
Немножко напоминает исповедальню,
а разговоры – нечто наподобие групповой исповеди.
Иногда ты оказываешься исповедником,
иногда – исповедующимся.
Это результат расстояния и уверенности, что всегда можно вытащить штекер из гнезда.

© Януш Вишневский, "Одиночество в Сети"

@темы: источник: книги

09:22 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
Он чуял.
Широкой рекой лилась ложь, разбавляла правду, скрипучим ломаным строем шли виртуальные финансы. Многообразие языков выло, как ветер на Вавилонской башне, но Арсен понял через короткую единицу времени, что языки ему не нужны: он принимает информацию в незакодированном, первозданном виде. Это не слова, не речевые конструкции, не графики, не таблицы. Не столбцы цифр, не последовательности команд. Это информация голая, лишенная формы и носителя, информация как она есть.
Он завис посреди бесконечного пространства, потрясенный. Обалдевший. Жизненно важные сведения о высоте и силе ветра текли рядом с банковскими счетами, многопалые руки шарили вслепую, ощупывая нити, выискивая зерна. На самом деле никаких рук не было: просто Арсен, по человеческой привычке, искал образы. Придумывал аналогии. Чутье подсказало ему, что это можно и даже удобно.
Вернулись цвета. Красным цветом расплывалась агрессия, скалились на публику уродливые личины приличных людей. Неуклюжие лапы-манипуляторы, обычные человеческие орудия, тащили информацию и расчленяли ее, и скармливали, скармливали в миллиарды жадно разинутых ртов. Мусор, похожий на тонны старой жвачки, залеплял изнутри чужие мониторы. Арсену стало тесно, будто человеческие образы и аналогии облепили его высыхающей, сжимающейся кожей.
Тогда он размножился. Это было великолепно. Миллиарды Арсенов заселили весь мир в долю секунды. Он обрабатывал одновременно миллиарды сигналов. Он был спрут со щупальцами, он был амеба и облако. Он был официальным сайтом посольства малой африканской страны в Лондоне. Он был диспетчерским пунктом аэропорта Чанжи города Сингапура, и сотни самолетов висели в воздухе: никогда в жизни, даже в раннем детстве, у него не было столько игрушечных самолетов. Потом он увидел себя Снежной королевой – он смотрел из монитора, как сквозь оконное стекло, на лица мальчика и девочки, глядевших оттуда, снаружи, в экран. Он подышал на монитор – и тот покрылся ледяными узорами. Он успел заметить в быстро мутнеющем стекле, как мальчик вскакивает и в ужасе кричит, широко разевая рот, а девочка, наоборот, завороженно смотрит, что-то хочет увидеть на меркнущем экране…

– Что будет?
– Да что обычно. То же и будет.
– Мы все привязаны. Мы все сидим у экранов.
– Так и раньше сидели.
– Не так. Раньше была и… нормальная жизнь. А теперь – только та, что за монитором.
– Иногда она лучше так называемой нормальной. Ярче. И больше похожа на настоящую.

Марина и Сергей Дяченко, "Цифровой, или Brevis est"

@темы: источник: книги

09:50 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
Понимаешь, это - моя война,
Это только моя война.
Я ее развязал на границах чужого сна.

Понимаешь, я очень хочу проиграть,
До смешного хочу проиграть,
Сдаться в плен и спокойно спать.

Понимаешь, но все на моей стороне
В этом чужом, беспокойном сне,
И победа сама в руки просится мне.

Понимаешь, это моя война,
Это только моя война.
Пядь за пядью
Отвоевана
Тишина.

© М. Фрай

@темы: источник: книги

09:51 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
... А выбора нет потому, что человек одинок. Природа не транжирится и все изготовляет в
единственном экземпляре. В человеке главное - Дар, проекция вселенской истины на его
натуру. А истина одна, потому и человек одинок. Это не значит, что вокруг него никого и
ничего не существует. Конечно, нет. Закрывая глаза, человек не погружает мир во тьму, а
умирая, не взрывает мироздание. Просто во всем, что его окружает, он так или иначе может
видеть только свое отражение - искаженное, исковерканное, но свое. Человек смотрит на
дерево и думает: я тоже дерево, вырастающее из моей могилы. Видит камень и понимает: это я
через миллион лет. Глядит на луч света, и ему кажется, что это он сам, летящий со всей
возможной скоростью. Так вселенная одухотворяется человеком и впитывает в себя его законы.
И если же один человек встречает другого, то считает встреченного человеком лишь настолько,
насколько тот похож на него самого. Выбора у человека нет - себя не выбирают. Есть только
отношение к существующему.
По этой причине Дар и является в человеке главным. Инстинкт - он горизонтален. Он
позволяет проникать во все стороны на своем уровне, но истины он не дает, потому что
повсюду - одни собственные отражения, повсюду одно и то же. Разум - это диагональ, это
перерождение инстинкта, переползание вперед и чуть повыше, бесконечное накопление
отражений при совсем невеликом прогрессе высоты. Но на пути разума к истине стоит время.
Тот краткий отрезок, что отмерен человеку, недостаточен, чтобы достичь истины разумом, как
недостаточен, чтобы достичь физически соседней галактики. Достичь истины с помощью
разума - это все равно что достичь вершины башни, бесконечно долго обходя ее кругом.
Конечно, за пятьдесят тысяч лет космическая пыль засыплет башню до верхних зубцов, как она
засыпала города Шумера, но разве ж столько проживешь? Единственный путь к истине - это
вертикаль. Единственное сообщение человека с истиной - по вертикали. А если проекция
истины на человека - это Дар, значит, жить надо Даром, любить Даром...

© Алексей Иванов, "Общага на крови"

@темы: источник: книги

09:52 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
Если бы я верил в Бога, если бы я верил в грех, я бы прямо отсюда отправился в ад...
Если бы я верил в ад.
© Dexter

Для выработки характера необходимо минимум два раза в день совершать героическое усилие. Именно это я и делаю: каждое утро встаю и каждый вечер ложусь спать.

© С. Моэм.

@темы: источник: книги, источник: кино

10:02 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
Это не твой собственный Шир.
Жили здесь и до вас, будут жить и после вас.
Вокруг - мир.
Можете не обращать на него внимания, но вы - в нем, а он - в вас.

© Дж. Толкиен

@темы: источник: книги

10:26 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
Что может быть хуже, чем идиот в лесу?
Тот из вас, который крикнул, мол, ничто, был не прав. Есть кое-что похуже, чем идиот в лесу.
Это кое-что — идиотка в лесу.

Я — кот. У меня девять жизней. Однако не знаю, говорил ли я вам, что восемь я уже использовал?

Я — кот. Я всегда падаю на четыре лапы. Даже если этого и не помню.

© Анжей Сапковский, "Золотой полдень"

@темы: источник: книги

10:35 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
Возможно, свежеиспеченная дружба обоих донов была не самой искренней, и они не станут посылать друг другу подарки на Рождество, но и не убьют друг друга, а в нашем мире и этого достаточно.

© М.Пьюзо

@темы: источник: книги

10:47 

Jil_lia
Я просто сонный волшебник, путешествующий по чужим снам
- Лунный свет – это отражение солнечного, только и всего. Откуда в нем такая сила?
- Именно из-за того, что он – отражение. Все, кто не умеет жить в настоящем свете, выходят под лунный. Думают, что он ненастоящий, и выходят, понимаешь?

© Сиира Го

Есть книги, написанные замечательно, но сюжеты у них не очень. Иногда читай ради сюжета. Не бери примера с книжных снобов, которые так не читают. А иногда читай ради слов,ради стиля. Не бери примера с любителей верняка, которые так не читают. Но когда найдешь книгу и
с хорошим сюжетом и хорошим стилем, держись этой книги.

© Cтивен Кинг, "Сердца в атлантиде"

@темы: Стивен Кинг, источник: книги

16:56 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя всего только лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня единственным в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете…

У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей.

Маленький принц пошел взглянуть на розы.
— Вы ничуть не похожи на мою розу, — сказал он им. — Вы еще ничто. Никто вас не приру-
чил, и вы никого не приручили. Таким был прежде мой Лис. Он ничем не отличался от ста тысяч
других лисиц. Но я с ним подружился, и теперь он — единственный в целом свете.
Розы очень смутились.
— Вы красивые, но пустые, — продолжал Маленький принц. — Ради вас не захочется умереть.
Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но
мне она одна дороже всех вас. Ведь это ее, а не вас я поливал каждый день. Ее, а не вас накрывал
стеклянным колпаком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра. Для нее убивал гусениц, только
двух или трех оставил, чтобы вывелись бабочки. Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я
прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя.

© Антуан Экзюпери, «Маленький Принц»

@темы: источник: книги

20:30 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Кто работает как следует, тот и живет по-людски. А у тех, кто не умеет работать, вечно чушь всякая в голове.

От часов и минут в марафоне до длины туалетной бумаги, отматываемой за раз, - этот мир просто битком набит нормальными среднестатистическими показателями.

Воистину, когда все начнут думать исключительно о луке, редьке и школьной успеваемости своих детей - вот тогда и наступит мир во всем мире.

Для новых неприятностей мне нужен свежий запас отчаяния.

© Харуки Мураками, "Страна чудес без тормозов и Конец Света"

@темы: Харуки Мураками, источник: книги

17:38 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Естественно, он обслужил пол-Москвы. Чертовски нанюхан. Безбожно рад мимолетной встрече. Курит Parliament Lights и честно верит, что через три минуты я упаду перед его немного пьяным очарованием и уже почти улетучившимся Very Irresistible Givenchy.

Мне двадцать один. И я знаю точно: он позвонит. На что же ему ещё Nokia 8800 Sirocco Edition?

Дружбы между мужчиной и женщиной не существует. Это факт. Но почему целое население земного мячика так настойчиво пытается это опровергнуть?

Мы стояли и обнимались. И старый позабытый Armani Aqua di Gio снова окутал меня своей притягательностью. Забил нос, проник в мозг. И видимо, отпустил давно нажатый стоп-кран.

Странное чувство, что в жизни ничего не меняется. Так, цвет волос и телефоны, только не номера, а аппараты.

Многие люди знают звуки начала секса. Нет, это не падающий с ударом на пол ремень. Мелочь сыпется из карманов джинсов звонко, дерзко и синхронно. Рассыпается под кровать, за диван и переливается от утреннего солнца. Секса не было. А содержимое карманов всё равно разбросано по полу, мы всё ещё существовали в режиме ожидания под совместным ником «Парадокс».

Чего только не сделает еврей во время выгоды. Помимо бережливости в отношении денег, еще одна отличительная черта евреев – любовь к экспромтам.

Меня потянуло на романтику. Пришли мысли. За ними дождь.

Да что там – я, наверное, хочу любви. Однако в каком из прейскурантов есть цена на этот товар, и в каком виде её подают, и что самое важное, в каком из ресторанов ЦАО?

А ты в курсе, что хорошую вещь браком не назовут? Брак подлежит обмену в течение двух недель после приобретения.

И откуда в нас столько цинизма? Где те самые мятные конфетки и ватно-морковные сны? Мы снова задыхаемся в усталости от собственной псевдозначимости и невозможности высидеть в одиночестве – не умеем наслаждаться этим, ведь за всей этой бутафорией кроется нечто куда более важное, чем все на свете самолёты и махинации – нечто не приторное и занудное, там кроется человеческое. Только почему-то мы снова играем в маски-шоу. Надеюсь, хотя бы в венецианские маски-шоу.

Каблуки придумал определенно мужчина. Причем отъявленный женоненавистник.

Сегодня явно не день Бекхэма. И не восьмое марта соответственно.

Мне очень хотелось грустить, но это непозволительная роскошь.

Да. Бывают люди. Где-то. Именно бывают, ходят, присматриваются, пьют несносный кофеин. Они бывают, но не сеть. Есть человеческое, разумное, сознательное, чёткое, расчётливое и по-душевному корыстное. Есть детское, эмоциональное, яркое и всеотдающее. Уже двадцать один. Пора найти баланс.

Я вышла на улицу…И пришла тоска. Да с такой силой она вошла в меня, что хотелось выть. Дальше были только Vertu и глупый брак. Дальше не было романтики.

Где кроется истинное спокойствие и благодать? За какими витринами хранится идеальная жизнь? Дайте ваучер. А лучше акцизную марку.

Пришла она – жажда глупой, безмерно банальной эстетики, до паскудного элементарных фраз, до противного стандартных действий, дурманющая жажда клише и натуральной романтики, желание цветов неогнеопасных, писем по утрам – и пусть не в конвертах, незапечатанных и непроштампованных, даже на mail.ru или на yahoo.com, но с преувеличениями, с терзаниями. А то в ограничительных «fuck me I`m famous» и «luv ya» отнюдь ли можно тонуть часами, не стесняясь зарываться в пледы и томительно проигрывать в памяти – не на осколках нервной системы, а по мокрым следам воспоминаний. Ну, что за чушь, что после вторжения эпохи «гламурчега», будь он не ладен, мы потеряли собственное стремление быть безропотно открытыми – распахнутыми книжками без ожидания боли. Чего хочется каменным лицам в солярии? Чего хочется насупленным выражениям морд в читальном зале Ленинской библиотеки? Любви. А мы её проебали. Мы скорее одиноки, но уже не свободны. Таков он, очередной факт поколенческих мыслей.

Сегодня мне можно всё. Кроме того, что пить за рулём, потому что нет денег на штраф. Ещё лямурничить нельзя – потому что месячные, гулять, так как на каблуках, раздеваться – ибо на колготках дырка, а также флиртовать с мужчинами, потому что я замужем.

Чувствовала себя где-то между Таней Лариной, Бриджит Джонс и шваброй из романа «FUCK`ты». Да что там шваброй, так, половичкой под плинтусом.

Укройте меня одеялом. Сделайте погромче дождь. Заархивируйте вопросы до утра. И дайте же мне, гадкие люди-будильники, выспаться.

Мы всё время ищем жизнь где-то ещё – а она, как оказывается, шуршит под нашими ногами.

Мы пили шардоне в ожидании многобюджетных снов.

Наверное, нужно было поговорить о семйном бюджете, но как можно заикаться о таких мелочах, когда двое людей греют друг друга под одним одеялом, как будто тепло дарит не воздух, запертый под тёплой пуховой начинкой, а тот, что рядом дышит, отдавая тебе своё тепло. Как эротика может быть в семейной жизни, если у вас одно дыхание на двоих?

Хочется сесть и разом вывести истину. Такую, чтобы все сразу счастливыми стали.

Что можно ждать от подруги, которая до двадцати лет была уверена, что хер – это корнеплод?

Ира была правда милой девушкой. Я нацепила блаженную улыбку №8 из загашника «Морды на все случаи жизни». Классификация «Случай хреновый».

Мысли из гипсокартона. Головная боль весом 127 грамм. Персиковый сок через треснувшую трубочку. Это не любовь – это просто форма зависимости такая.

Искать телефон, который стоит на беззвучном режиме, то же самое что пытаться замазать синяк тональным кремом. Оба процесса могут затянуться на вечность.

Хотите, чтобы я перестала летать на метле? Обеспечьте погоду и предоставьте «Боинг».

Иногда мне казалось, что я работаю в скворечнике. Только дятлы умеют так ездить по мозгам. Всем что-то надо, и эти же все думают, что я знаю ответы на все вопросы. Включая то, как жить дальше. Они кидали в меня свои вопросы, как тухлые помидоры в надоевшего исполнителя. А я терпела и выдавала решение проблем, в сотый раз пересчитывая сметы.

Странно это было – осознавать и осмысливать дорогу домой. Как будто в секунду образовался тот мир, обратная сторона которого – бессмысленные тусовки, дешевый кокаин, хреновый секс, прекрасный мир безрассудного безумия. И противоположность этим ароматам безумия – ванильный мир с шоколадными эмоциями, эклерами с начинкой эмоциональных взрывов. А я как метеоролог выстилаю разумом мостовую парада безумия.

Начало жизни с кем-то похоже на чаши весов – с одной стороны – свобода, а с другой – не поверите, та же свобода. Только первая называется «Свободное я», вторая «Свободная не только я». Если хочешь ограничить чью-то свободу, начиная с себя.

Ох уж эти непреложные истины, которые приходится открывать как Америку. И наверное, вскоре давать объявление «Изобретаю велосипед». Однако, как ни крути, изобретать велосипед приходится каждому из нас, особенно в семейной жизни.

Жизнь на странном конвейере под названием «бурная молодость». Молодость разрешает многое – сажать печень, не спать по несколько суток без мигреней, играть в ответственность.

Сладких снов, мои безвкусные и пресные мысли.

Время близилось к обеду. И я всячески имитировала бурную деятельность. Нет, не оргазмы. Я же говорю, деятельность.

Кулинарная книга – лучшее пособие для патологоанатомов, как оказалось. А семейная жизнь – лучшая диета, есть расхотелось враз.

Между мужчиной и женщиной дружбы не бывает. Между женщинами тоже. Единственный друг – это твой мужчина, твоя мама и твои дети. Всё остальное – времяпровождение с ограниченной ответственностью.

Любовь – это как жажда в пустыне. Физиологическая потребность неисчерпаема.

Полдвенадцатого, а на дорогах пробки. Город вечного «Не спать - …любое слово с окончанием на ть»! Бухать, сводить, врать.

Да и правда, терять уже нечего, скажем прямо – у нас тотальный дефицит чести и достоинства.

Мы спустились вниз, поддерживая друг друга, нечто похожее не то на мозги, не то на ром с колой переливалось внутри черепной коробки. Совесть ещё была пьяна.

Если не помнишь – значит, не было!

Просто любовь – это когда вы объединяетсь, и в секунду ты не понимаешь, кто из вас что. Когда он может забрать у тебя всё, но почему-то не делает этого. Ты теряешь себя. Это страшно, вязкая трясина, но в этой трясине есть смысл жизни. Такое болото оказывается. И сколько бы мы не выбирались из этого болота, обретая циничную ясность, всё равно сбегали обратно под трепетный плед своего мира, в котором царила полная неразбериха.

Стаю чёрных кошек неустанно влекло перебегать мой жизненный путь. Как будто я жила на валерьяновой фабрике.

Я пойду с ума сойду по-быстрому. Скоро вернусь.

Любовь ровно как критические дни – превосходное оправдание.

Вот удивительно – я видела в своей жизни многих женщин – продюсеров, бизнесвумен, персонажей светских хроник Vouge, их навыков и умений могло хватить на разовое удвоение ВВП, но каждая из них ломалась и нервничала перед семейным ужином. И вся сталь и платина резко прятались под тонкой кожей Женщины. В секунду броня осыпалась, как чешуя, снобизм растворялся, подобно утреннему туману. Светские хроники – всего лишь указатель на пути к искусственному оплодотворению и тотальному одиночеству.

Пути Господни неисповедимы. И как можно исповедовать пути, не зная загруженности автострад. Ей-богу.

Из грехов за последний день только виски.

Транспортный рентген просвечивал наши сумки, мы находились в ожидании десятичасовой разлуки с багажом. Это как лотерея: никогда не знаешь, что обнаружишь внутри по прибытии.

Секс с одним и тем же человеком отнюдь не теряет красок, скорее, оттачиваются телодвижения, как части паззла или неразученной пьесы для механического пианино, вы собираетесь в комплект идеального состояния. По длительности, глубине и форме. Вы распознаёте каждую рефлекисю, каждый до скоропулёзного выверенный оттенок наслаждения, запах тела становится привычным и заставляет желать, желать не по-животному агрессивно, а по-чувственносу яростно. И в каждом вдохе и выдохе ты слышишь руководство, комментарий, впечатления. И это тот воздух, которым ты дышишь, зная, что рыбы на песке беспомощны, хоть и фотогеничны.

Где-то там взлетали самолёты, они двигались по небу в такт мечтам и надеждам пассажиров.

Никто не знает, есть ли жизнь после смерти, но жить надо, думая, что там ничего нет, - только так можно ценить каждое мгновение, каждую секунду, наслаждаться каждой трудностью.

Каждый конвертировал счастье или его трепетную иллюзию в свою валюту, зная, с кем именно разделить лицевой счёт, а кому выставить по первое число.

Москва – весь мир в безопасном режиме, где для любителя найдётся всё, включая тайских проституток.

Цинизм порван на клочки, разодран на щепки, расколат на сотни тонн пушистого снега, растоплен на миллионы чашек глинтвейна в придорожных кафе, разложен на сотни поздравительных транспарантов, разломан на мегабайты зимних писем! Селяви, мой надменный цинизм, селяви!

Мария Свешникова "Бимайн" - собранно Пираткой

@темы: источник: интернет, источник: книги

17:43 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Отпусти себя. Ты же не узник в тюрьме. Ты - птица, улетевшая в небо за своим окном.

- Похоже, эта твоя память - очень несовершенное создание.
- Это правда. Ужасно несовершенное. Но оно оставляет следы. Примерно как отпечаки ног на снегу. И если захотеть, можно проследить куда они ведут.
- И куда же?
- К себе. Для этого человеку и нужны мысли. Когда их нет, идти некуда.

© Харуки Мураками, "Страна чудес без тормозов и Конец Света"

@темы: Харуки Мураками, источник: книги

16:17 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Будь ты абсолютный гений или абсолютный дурак, никогда не удастся жить обособленно в своем абсолютном мире.

Если каждый будет верить, что все кончится хорошо, в мире станет нечего бояться.

Главное - верить. Если верить, то ничего не страшно. Во что угодно: в смешные воспоминания, в людей, которых когда-то любил, в слезы, которыми когда-то плакал. В детство.

Чем дольше находишься во мраке, тем сильнее чувствуешь: темнота - это действительно природная данность, которая существует всегда, а свет - нечто инородное и неестественное.

В минуту опасности наши способности обостряются. Но только не умение собраться в кулак. Эта способность у нас, как ни жаль, весьма ограничена. Даже в самой опасной ситуации, если долго ничего не меняется, она катастрофически падает. И чем дольше опасность висит над нами - тем небрежнее мы относимся к ней, тем меньше боимся смерти, и тем красочнее наши иллюзии о безоблачном небе над головой.

... ничего бы с тобой не случилось, жил бы себе долго и счастливо. Но в том то и дело: в реальной жизни всегда что-нибудь да случается.

© Харуки Мураками, "Страна чудес без тормозов и Конец Света"

@темы: Харуки Мураками, источник: книги

15:46 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Кто бы сейчас прочел мои мысли, покраснел бы от наличия там нецензурных бранных выражений.

© Мария Свешникова, «Beemine»

@темы: источник: книги

15:21 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Никто даже не сомневался, что однажды они переедут жить в большой город, где в окурках, мокнущих в сточных канавах, иногда попадаются бриллианты, а луна в синем бархатном небе похожа на круглый неоновый сыр – такая же яркая и ослепительная.

Очень просто сойти с ума, когда ты живешь год за годом на самой периферии мира

Нельзя никому доверять безраздельно – тот, кому ты доверяешь, обязательно сделает тебе больно. Избыток доверия выпьет тебя до дна. В этом смысле мир тоже вампир.

Да, он был грубым и даже жестоким, но и ему тоже бывало больно, и унять эту боль можно было единственным способом – сделать вид, что ты ее не замечаешь.

Их длинные черные плащи или черные «косухи» – обязательно на пару размеров больше – окутывали их хрупкие тела, как тени. Большинство из них казались такими маленькими… такими хрупкими и уязвимыми. Такое впечатление, что, если к ним прикоснуться, они просто лопнут, как мыльные пузыри. Но во всех обведенных черным глазах таилась нарочитая жесткость – стена из стекла, чтобы скрыть их ранимое существо. Покажи мне, что сможешь, – говорили эти глаза. – Сделай мне больно, если тебе очень хочется. Я все это видел… или думаю, что видел… но есть ли разница?

© Поппи Брайт, «Потерянные души»

@темы: источник: книги

17:43 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Вам когда-нибудь случалось слышать обрывки полузабытой мелодии, постоянно звучащие у вас в голове? Идите куда угодно, слушайте, что хотите, но эта мелодия будет неотступно терзать вас. Вы уже не можете ни вспомнить ее целиком, ни избавиться от нее. Если вы идете в постель, она не дает вам заснуть; вы спите и слышите ее во сне; вы просыпаетесь, и первое, что слышите, — эта же мелодия.

© Оскар Уайльд, "Телени"

@темы: источник: книги

11:50 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Иногда в ошибках видны и впрямь интересные связи между мозгами, рукой и сердцем, связи, о существовании которых тебе иначе не узнать. Они важны, даже если не знаешь, что они значат.

Разве не подумывал он временами о том, чтобы просто побросать пожитки в машину и двинуть дальше?
Конечно, подумывал. Все об этом думают, даже обычные люди с перезаложенным втрое имуществом, счетами от протезиста и обязательствами перед всем и вся, кроме того, что они хотят на самом деле. Все мечтают об открытой трассе, что как черная атласная лента разворачивается из-под колес. Это у Америки в крови, это что-то вроде расовой памяти. Но большинство так этого и не делает. Их привязывают к месту друзья, собственность, привычки. Если долго сидишь па одном месте, начинаешь пускать корни.
И все же возможность всегда остается, всегда открыта: просто встать однажды и отправиться в путь. Это то, о чем часто думаешь, но редко делаешь.
Пока тебя не вынуждают.

— Может, я здесь не здоровья ради.
— Где?
— В жизни.
— Тогда чего ради ты здесь?
— Мм... Чтобы развлекать себя, думаю. Нет, не развлекать. Чтобы было интересно. Я хочу проделать все.
— Правда?
— Конечно. А ты разве нет?
— Наверное, я хочу просто все видеть. А иногда я даже не уверен, что хочу. Мне просто кажется, что я должен.
— Это потому, что ты художник. Художники напоминают мне перегонный куб.
— Что напоминают?
— Перегонный куб; его используют при возгонке самогона. Ты берешь информацию и дистиллируешь ее в искусство. Думаю, на твой взгляд — не слишком удачная аналогия.
— Сойдет. Перегонный куб не выбирает, гнать самогон или нет. Выбор за человеком, который его пьет.

— Это все - часть того, что должно было произойти?
— К черту “должно”! Жизнь придумываешь по ходу.

... принадлежал к поколению, которое предпочитало оставлять свой след иначе: на чипах памяти, на дискетах и цифровом видео — все мечты и сны возможно низвести до нулей и единиц, а любую мысль заставить стремительно нестись по нитям оптоволокна толщиной в одну тысячную долю волоса.

Когда я тебя снова увижу, я увезу тебя на самый чистый, самый белый, самый синий, самый теплый пляж, какой только существует на свете, и куплю тебе любую бумагу, любые чернила, какие захочешь, и мы сохраним здравый смысл настолько, насколько сами того захотим, и будем любить друг друга, пока живы. Мы отпустим наше прошлое и начнем сами творить свое будущее.

© Поппи Брайт, "Рисунки на крови"

@темы: источник: книги, Поппи Брайт

06:11 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
У нас есть вера в яд. Мы жизнь умеем свою отдавать целиком, ежедневно.

© Поппи Брайт, "Изысканный труп"

@темы: Поппи Брайт, источник: книги

23:27 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Истерики действенны лишь тогда, когда их кто-то наблюдает.

- На свете нет ничего более скучного, - говорит Бренди, - чем неприкрытая нагота.
Вообще-то есть еще кое-что, добавляет она. Честность.

У меня за спиной тысячи миль. Я кем уже только не была. А история остается прежней. Почему чувствуешь себя полным придурком, если смеешься, находясь один в комнате? Но плач обычно заканчивается именно смехом. Как так получается, что ты постоянно видоизменяешься, но продолжаешь быть все тем же смертоносным вирусом?

Лучший способ существования - не сражение, а спокойное движение по течению. Не надо все время пытаться что-то регулировать и улаживать. То, от чего ты бежишь, лишь дольше остается с тобой. Когда борешься с чем-нибудь неприятным, то только укрепляешь это неприятное.

Будущее превратилось из надежды в угрозу. Когда это произошло?

Я не гетеросексуалка, не гей и не бисексуал. Я не желаю навешивать на себя какой бы то ни было ярлык. Не хочу втискивать свою жизнь в определенное слово. В рассказ. Мечтаю отыскать нечто другое, нечто непостижимое, мечтаю очутиться в таком месте, которого не найдешь на карте. Жажду настоящих приключений.

Рождение человека - это ошибка, исправить которую он пытается на протяжении всей своей жизни.

Всю свою жизнь ты пытаешься стать Богом, а потом умираешь.

Если ты не рассказываешь окружающим о своих проблемах, значит, не любишь вникать и в их проблемы.

Все, чем занимается Бoг, так это следит за нами и убивает нас, когда мы смертельно устаем жить. Надо стараться не уставать.

Выходит, больше всего на свете я ненавижу себя. А потому и всех окружающих.

© Чак Паланик "Невидимки"

@темы: Чак Паланик, источник: книги

Цитатник сонного волшебника

главная