• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:16 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Народ скажет да – значит да. Народ скажет нет – значит, народ плохо подумал. Пусть народ подумает еще раз.

Мат. Мат тебе! И мне мат. Всем нам в ближайшем времени – полный мат, если вы понимаете, что я имею ввиду.

Да неужели тебе вообще неинтересно ничего, кроме того, что ты можешь увидеть и пощупать? Неужели ты правда считаешь, что мир ограничивается тем, что ты видишь? Тем, что ты слышишь? Вот крот, скажем, не видит. Слепой он от рождения. Но ведь это не значит, что все те вещи, которых крот не видит, на самом деле не существуют…

Время – как ртуть: раздробишь его, а оно тут же срастется, вновь обретет свою целостность и неопределенность. Люди приручили его, посадили его на цепочку от своих карманных часов и секундомеров, и для тех, кто держит его на цепи, оно течет одинаково. Но попробуй освободи его – и ты увидишь: для разных людей оно течет по разному, для кого-то медленно и тягуче, измерямое выкуренными сигаретами, вдохами и выдохами, для кого то мчится, и измерить его можно только прожитыми жизнями.

Страшна не сама смерть. Страшно ее ожидание.

Мне так кажется, что жизнь, конечно, пустая, и смысла в ней в целом нет, и нет судьбы, то есть такой определенной, явной, так чтобы родился – и все, уже знаешь: моя судьба – быть там, космонавтом, или, скажем балериной, или погибнуть во младенчестве, хотя это, конечно, хуже. Нет, не так. Когда живешь сквозь отведенное время… как бы это объяснить… Может случиться, что происходит с тобой какое то событие, которое заставляет тебя совершать определенные поступки и принимать определенные решения, причем у тебя есть свободный выбор – хочешь, сделай так, хочешь, этак. Но если ты примешь правильное решение, то дальнейшие вещи, которые с тобой будут происходить – это уже будут не просто случайные, как ты выражаешься, события… Они будут обусловлены тем выбором, который ты сделал. Я не имею ввиду, что если ты решил жить на Красной Линии до того, как она стала красной, тебе оттуда уже никуда не деться, и вещи с тобой будут происходить соответствующие, я говорю о более тонких материях. Но в общем, если ты опять встал на перепутье и опять принял нужное решение, потом перед тобой встанет выбор, который тебе уже не покажется случайным, если ты, конечно, догадаешься и сумеешь осмыслить его. И твоя жизнь перестанет постепенно быть просто набором случайностей, она превратится… в сюжет, что ли, все будет соединено некими логическими, не обязательно прямыми связями, и вот это и будет твоя судьба. На определенной стадии, если ты достаточно далеко зашел по своей стезе, твоя жизнь настолько превращается в сюжет, что с тобой начинают происходить странные, необъяснимые с точки зрения голого рационализма или твоей теории случайных событий вещи. Но зато они будут очень хорошо вписываться в логику сюжетной линии, в которую теперь превратилась твоя жизнь. То есть судьбы просто так не бывает, к ней надо прийти, и если события в твоей жизни соберутся и начнут выстраиваться в сюжет, тогда тебя может забросить в такие дали… Самое интересное, что сам человек может и не подозревать, что с ним это происходит, или представлять себе происходящее в корне неверно, пытаться систематизировать события в соответствии со своим мировоззрением. Но у судьбы – своя логика.

И вообще, эти поиски смысла жизни обычно на период полового созревания приходятся. Это у тебя, кажется, что-то затянулось.

© Дмитрий Глуховский, "Метро 2033"

@темы: источник: книги

12:05 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Без этого порошка тебе пришлось бы развлекаться прыжками на батуте в зеленом светящемся трико, или носиться на скейтборде в уродливых наколенниках, или горланить караоке в китайском ресторане, или бить черножопых в компании скинхедов, или заниматься спецгимнастикой с пожилыми красавцами, или играть в спортлото с самим собой, или предаваться психоанализу с собственным диваном, или биться в покер с блефунами партнерами, или гулять в Интернете, или посещать садома зохистские клубы, или сидеть на диете для похудания, или жрать виски в четырех стенах, или разводить цветочки в саду, или кататься на равнинных лыжах, или коллекционировать марки, или исповедовать буддизм (в облегченном варианте, на европейский манер), или завести какую нибудь карманную электронную игрушку, или выпиливать лобзиком в кружке «Умелые Руки», или похаживать на орально анальные оргии. Каждому человеку нужно какое нибудь хобби – якобы с целью «выйти из стресса», – но ты то прекрасно понимаешь, что на самом деле люди попросту пытаются выжить и не сойти с ума.

Тебе понадобилась масса времени, чтобы узнать, чего ты хочешь в этой жизни: одиночества, тишины, выпивки, книг, «дури», писательства и, изредка, красивой девки в постели – девки, которую ты потом никогда больше не увидишь.

Безработные несчастны без работы, работающие несчастны от ее избытка.

Люди кончают самоубийством оттого, что получают по почте одну рекламу.

Тишина такая, что даже мух не слышно: еще бы, они знают, что, попавшись, рискуют подвергнуться безжалостной содомии.

В любом случае ему пора было меняться. Слишком уж он завяз в эпохе 80 х со своим коксом, черными костюмами, бешеными бабками и дешевым цинизмом.

Как распознать среди других девушек 18 летнюю? Это нетрудно: у нее нет морщин и мешков под глазами, зато есть гладкие, по детски пухлые щечки, а на голове – плейер; она слушает Уилла Смита и «размышляет о жизни».

Проблема современного человека не в том, что он зол. Напротив, в большинстве случаев он по чисто практическим соображениям старается быть добрым и любезным. Просто ему не нравится скучать. Скука приводит его в ужас, тогда как на самом деле нет ничего более полезного и благотворного, чем хорошая ежедневная доза ничем не заполненного времени, долгих минут безделья, пустоты, тупого оцепенения в одиночестве или в кругу себе подобных. Октав понял это: истинный гедонизм – вот что такое скука. Только она позволяет услаждаться настоящим, однако люди поступают с точностью до наоборот: они бегут от скуки, ищут от нее спасения у телевизора и телефона, в кино и в Интернете, в видеоиграх и модных журналах. Они перестали участвовать в том, что делают, и живут как бы в другом измерении, словно стыдятся просто дышать – здесь и сейчас. Человек, который смотрит на телеэкран, или участвует в интерактивных опросах, или звонит по сотовому, или играет на своей «PlayStation», – не живет. Его здесь нет, он ушел в иной мир. Он вроде бы и не умер, но и не жив. Интересно было бы подсчитать, сколько часов в день мы отсутствуем в реальной действительности и сколько времени пребываем в Зазеркалье. Ручаюсь, что все измерительные приборы зафиксируют наше отсутствие («Абонент недоступен в данный момент!»), и нам трудненько будет разубедить их. Люди, критикующие индустрию развлечений, имеют дома телевизоры. Люди, осуждающие общество потребления, имеют карточки «Visa». Ситуация необратима. Она не меняется со времен Паскаля: человек продолжает спасаться от страха смерти в развлечениях. Просто оно, развлечение, стало таким всемогущим, что заменило самого Бога. Так как же избежать развлечений? Бороться со страхом смерти.
Мир ирреален – за исключением тех моментов, когда он скучен.

Почему мы все гонимся за красотой? Потому что мир уродлив до тошноты.

Все окружающие настолько заражены нарциссизмом, что занимаются любовью исключительно с самими собой. Какой день в Майами можно назвать удачным? Тот, где треть времени уходит на скейтборд, треть – на экстази и треть – на мастурбацию.

Мне так нравилось, что нас всего ДВОЕ (аббревиатура: Два Влюбленных Одиноких Единомышленника), так нет, ей понадобилась СЕМЬЯ (расшифровка: Семь Я, мал мала меньше)!

Жизнь проходит вот как: ты рождаешься, ты умираешь, а в промежутке маешься животом. Жить – значит маяться животом, все время, без остановки: в 15 лет у тебя болит живот потому, что влюблена; в 25 – оттого, что тебя пугает будущее; в 35 – от неумеренной выпивки; в 45 – от чрезмерно тяжелой работы; в 55 – потому, что ты больше не влюбляешься; в 65 – от грустных воспоминаний о прошлом; в 75 – от рака с метастазами. А в интервалах тебе остается только слушаться – сперва родителей, затем учителей, затем боссов, затем мужа, затем врачей. Иногда у тебя возникает подозрение, что им глубоко наплевать на твою персону, но уже слишком поздно что либо исправлять, и вот приходит день, когда один из них объявляет, что ты скоро умрешь, а малое время спустя тебя засовывают в деревянный ящик и упрятывают под дождем в землю на кладбище.

Молодежь, сжигающая чужие автомобили, все поняла про наше общество. Она сжигает их не потому, что не может купить себе такие же: она их сжигает именно для того, чтобы не хотеть покупать автомобили.

Если людям без конца твердить, что их жизнь не имеет смысла, они в какой то момент впадают в полное безумие, начинают метаться и кричать; им трудно представить себе, что их существование абсолютно бесцельно: как же это, неужели мы рождаемся на свет и живем ни за чем; а потом умираем, и все?! Неудивительно, что все обитатели земли свихнулись вчистую.

Скоро государства сменятся фирмами. И мы перестанем быть гражданами той или иной страны, мы будем жить в торговых марках – Майкрософтии или Макдоналдии – и зваться келвинкляйнитянами или ивсенлоранцами.

Люди, которые едят. Люди, которые потребляют. Люди, которые водят машины. Люди, которые любят друг друга. Люди, которые фотографируют друг друга. Люди, которые путешествуют. Люди, которые считают, что все еще возможно. Люди, которые счастливы, но не пользуются этим. Люди, которые несчастны, но ничего не делают для того, чтобы помочь себе. Миллионы вещей, которые люди изобретают, чтобы не чувствовать себя одинокими.

Рассвет – это просто закат на автореверсе. Сумерки – это заря на перемотанной пленке. Но в обоих случаях небо выглядит слишком красным, а эпизод слишком затянут. Есть предположение, что 25% видов животных исчезнут навсегда еще до 2025 года. Все волшебные сказки завершаются одной и той же фразой: «Они жили счастливо и народили много много детей». Точка, конец. Но никто не расскажет нам, что было дальше, а было так: прекрасный принц, узнав, что дети не от него, начинает пить мертвую, потом бросает принцессу и уходит к молоденькой любовнице; принцесса пятнадцать лет кряду посещает психоаналитика, ее дети балуются наркотой, старший кончает жизнь самоубийством, а младший торгует собой в садах Трокадеро.

Чтобы перестать умирать, достаточно перестать жить.

© Фредерик Бегбедер, "99 франков"

@темы: источник: книги

11:59 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Не было ничего положительного, термин «великодушие» ничего не значил, был своего рода избитым анекдотом. Секс — это математика. Индивидуальность больше не имеет значения. Что такое ум? Четкие доводы. Страсть бессмысленна. Мысль не панацея. Правосудие мертво. Страх, взаимные обвинения, симпатии, вина, тщетность, неудача, скорбь — чувства, которых на самом деле не испытываешь. Переживания бессмысленны, мир стал бесчувственным. Единственное постоянство — зло. Бог умер. Любви нельзя доверять. Поверхность, поверхность, поверхность, лишь в ней оказался смысл… такой, огромной и разорванной увидел я цивилизацию…

© Брет Эллис, "Американский психопат"

@темы: источник: книги

14:20 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
You told me to life as if were to die tomorrow

@темы: источник: интернет, автор неизвестен

19:01 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Помнишь ли ты, что был счастлив до слез?

© Котоко Косуми, "Королевство"

@темы: источник: книги

09:46 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Там декаданс, случайные встречи, солнышко тушит ненужные свечи. На патефон поставлю пластинку и застрелюсь под музыку Стинга.

© Агата Кристи - Декаданс

@темы: источник: музыка

12:53 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Просто посидел, чтобы можно было почувствовать, что в воздухе остаются следы не только твоего дыхания.

© Уэно, "Ко(с)мическая опера"

@темы: источник: книги

19:34 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
- I love you.
- And why do you love me?
- I love you because you're mine. I love you because you need love.
- I love you too.
- And why do you love me?
- I love you because to understand our love they'd need to torn the world upside down.

© "From beginning to end"

@темы: источник: кино

14:03 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Знаешь, когда один день похож на другой, они летят так быстро, что кажется - последний из них уже совсем недалеко. Боишься ничего не успеть. И каждый из этих дней наполнен тысячей мелких дел,
выполнил одно, передохнул - пора браться за другое. Ни сил, ни времени на что-то действительно важное не остается. Думаешь - ничего, начну завтра. А завтра не наступает, всегда только одно бесконечное сегодня.

С той же легкостью, с которой каждый из нас отпускает из памяти образ своего деда или школьного друга, кто-то однажды отпустит в абсолютное небытие и нас. Воспоминание о человеке может оказаться долговечнее его скелета, но когда уйдет последний из тех, кто нас еще помнил, вместе с ним растворимся во времени и мы.

Но ведь и каждый из нас - не изначальный образ, по которому лепятся последующие копии, а всего лишь химера, пополам составленная из внешности и внутренностей нашего отца и нашей матери, точно так же, как и те в свою очередь состоят из половин своих родителей. Выходит, что нет в нас никакой уникальности, а есть только бесконечная перетасовка крошечных кусочков мозаики, которые существуют сами по себе, слагаясь в миллиарды случайных, не имеющих особой
ценности и рассыпающихся на глазах панно?
Стоит ли тогда так гордиться тем, что у наших детей мы видим горбинку или ямку, которую привыкли считать своей, но которая на самом деле уже полмиллиона лет странствует по тысячам тел?
Останется ли что-то именно после меня?

Есть люди, которые никогда не видели своего отражения и поэтому всю жизнь принимают себя за кого-то другого. Изнутри часто бывает плохо видно, а подсказать некому… И пока они случайно не натолкнутся на зеркало, будут продолжать заблуждаться. И даже когда посмотрят на отражение, часто не могут поверить, что видят самих себя.

Надежда - это как кровь. Пока она течет по твоим жилам, ты жив. Я хочу надеяться.

Музыка - самое мимолетное, самое эфемерное искусство. Она существует ровно столько, сколько звучит инструмент, а потом в одно мгновение исчезает без следа. Но ничто не заражает людей так быстро, как музыка, ничто не ранит так глубоко и не заживает так медленно. Мелодия, которая тебя тронула, останется с тобой навсегда. Это экстракт красоты. Я думал, им можно лечить уродство души.

- Мы все - просто крысы, которые бегут по лабиринту. В ходах устроены дверцы-задвижки. И те, кто нас изучает, иногда поднимают их, иногда опускают. И если сейчас дверца на Спортивной опущена, тебе туда нипочем не попасть, скребись сколько хочешь. А если за следующей дверцей капкан, ты в него все равно угодишь, даже если будешь чувствовать неладное, потому что другого пути нет. Весь выбор - бежать дальше или подохнуть в знак протеста.
- Неужели тебе не обидно, что у тебя такая жизнь? - нахмурилась Саша.
- Мне обидно, что строение позвоночника не позволяет мне задрать голову вверх и посмотреть на того, кто ставит эксперимент, - отозвался музыкант.

© Дмитрий Глуховский, "Метро 2034"

@темы: источник: книги

19:53 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Мы не думаем о минутах и секундах. Забываем часы на тумбочке дома. Мы мерим время песнями и сигаретами. 4,5 песни, чтобы дойти до метро. 3 сигареты. Скоро мы перестанем договариваться о встречах, например, в 10.30. Мы будем говорить: встречаемся через 220 песен или 132 сигареты.

@темы: источник: интернет, автор неизвестен

17:34 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
И еще у тебя код во фрейме на аж на три скрипта расстегнут

© Креол Шумерский и |Tweek|

@темы: источник: фанфикшн, источник: интернет

08:52 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
"Ни один человек на свете поистине не одинок. Ты – часть всего живущего". Трудность в том, чтобы убедить кого то другого, что он, на самом деле, – часть тебя, так какого же черта? Мы все, части одного целого, должны взаимодействовать.

Друзья не такие страшные, как чужаки.

Как и многие бездельники, он терпеть не может, если кто-то покушается на его время.

Глупые люди могут быстро и легко обучиться языку, потому в голове у них не происходит больше ничего, язык нечему выталкивать.

© Уильям Берроуз, "Гомосек"

@темы: источник: книги

21:27 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Впрочем, зачем нужны друзья, как не для того, чтобы поставить тебе кучу выпивки, вести громкие разговоры, оглушительно смеяться и хлопать по спине, уверяя, что: «Ты в порядке, дружище. Ты в полном порядке».

... такие юные и зачарованные друг другом ...

Больше никогда не желал любви, но любовь никуда не девалась, любовь лишь уставала от себя самой и от собственной тяжести.

Иногда он хотел уснуть. Иногда засыпал.

И все они были так молоды, но в то же время так постарели, так невероятно устали от всего.

© Derryere

@темы: источник: фанфикшн, источник: интернет

16:43 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Такие хрупкие дети. Дрожат густые ресницы, не пишутся диалоги, соскальзывают спицы, не слышат глухие боги. Опять по кругу гоняют мелодии своих страхов.
Такие хрупкие дети, что под стекло и на полку, и смахивать пыль метёлкой, лечить от любых болезней, решать за них, что полезней, а что - никогда не трогать. И даже когда тебе сорок, ты всё ещё хрупкий ребёнок. Они - они знают лучше, а ты - послушай, послушай. Опыта набирайся, когда-нибудь тебе жить.
Вот только когда, простите? В таких условиях роста мне даже дышать непросто, да мне даже быть непросто, а вы говорите - жить.

Им всем прочитали курсы о том, как делать не нужно. Как сделать из дочери - сына, из сына, понятно, дочь. Как воспитать в неврозе, привить аллергию к лактозе, как объяснить ребёнку, что он их разочаровал. Как нас заставить плакать, как привязать к кровати, как нас убрать с дороги, если вдруг станем собой.
И ведь это они - с любовью. Нам передали с кровью собственный страх свободы и массу других вещей. Им удобно, когда мы болеем и польностью их. Не смеем и слова сказать им против, ну как же, ведь плоть от плоти, и столько должны им, вроде... да кто вас учил любить.

Такие хрупкие дети, что, папы, вы нам не верьте. Мы выросли незаметно, скрывая это от вас. Нам очень хочется счастья и может не в одночасье - но ласки, тепла, заботы - чего вы лишили нас.
Стеклянный купол на полке - разбит. Да и что в нём толку. Он нужен был вам, чтоб верить - вы всё ещё нам нужны.

© AyaKudo

@темы: источник: интернет

23:02 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Хорошо всё, от чего не плохо. Ни тебе, ни кому другому.

@темы: источник: интернет, автор неизвестен

23:27 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Истерики действенны лишь тогда, когда их кто-то наблюдает.

- На свете нет ничего более скучного, - говорит Бренди, - чем неприкрытая нагота.
Вообще-то есть еще кое-что, добавляет она. Честность.

У меня за спиной тысячи миль. Я кем уже только не была. А история остается прежней. Почему чувствуешь себя полным придурком, если смеешься, находясь один в комнате? Но плач обычно заканчивается именно смехом. Как так получается, что ты постоянно видоизменяешься, но продолжаешь быть все тем же смертоносным вирусом?

Лучший способ существования - не сражение, а спокойное движение по течению. Не надо все время пытаться что-то регулировать и улаживать. То, от чего ты бежишь, лишь дольше остается с тобой. Когда борешься с чем-нибудь неприятным, то только укрепляешь это неприятное.

Будущее превратилось из надежды в угрозу. Когда это произошло?

Я не гетеросексуалка, не гей и не бисексуал. Я не желаю навешивать на себя какой бы то ни было ярлык. Не хочу втискивать свою жизнь в определенное слово. В рассказ. Мечтаю отыскать нечто другое, нечто непостижимое, мечтаю очутиться в таком месте, которого не найдешь на карте. Жажду настоящих приключений.

Рождение человека - это ошибка, исправить которую он пытается на протяжении всей своей жизни.

Всю свою жизнь ты пытаешься стать Богом, а потом умираешь.

Если ты не рассказываешь окружающим о своих проблемах, значит, не любишь вникать и в их проблемы.

Все, чем занимается Бoг, так это следит за нами и убивает нас, когда мы смертельно устаем жить. Надо стараться не уставать.

Выходит, больше всего на свете я ненавижу себя. А потому и всех окружающих.

© Чак Паланик "Невидимки"

@темы: Чак Паланик, источник: книги

06:11 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
У нас есть вера в яд. Мы жизнь умеем свою отдавать целиком, ежедневно.

© Поппи Брайт, "Изысканный труп"

@темы: Поппи Брайт, источник: книги

11:50 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Иногда в ошибках видны и впрямь интересные связи между мозгами, рукой и сердцем, связи, о существовании которых тебе иначе не узнать. Они важны, даже если не знаешь, что они значат.

Разве не подумывал он временами о том, чтобы просто побросать пожитки в машину и двинуть дальше?
Конечно, подумывал. Все об этом думают, даже обычные люди с перезаложенным втрое имуществом, счетами от протезиста и обязательствами перед всем и вся, кроме того, что они хотят на самом деле. Все мечтают об открытой трассе, что как черная атласная лента разворачивается из-под колес. Это у Америки в крови, это что-то вроде расовой памяти. Но большинство так этого и не делает. Их привязывают к месту друзья, собственность, привычки. Если долго сидишь па одном месте, начинаешь пускать корни.
И все же возможность всегда остается, всегда открыта: просто встать однажды и отправиться в путь. Это то, о чем часто думаешь, но редко делаешь.
Пока тебя не вынуждают.

— Может, я здесь не здоровья ради.
— Где?
— В жизни.
— Тогда чего ради ты здесь?
— Мм... Чтобы развлекать себя, думаю. Нет, не развлекать. Чтобы было интересно. Я хочу проделать все.
— Правда?
— Конечно. А ты разве нет?
— Наверное, я хочу просто все видеть. А иногда я даже не уверен, что хочу. Мне просто кажется, что я должен.
— Это потому, что ты художник. Художники напоминают мне перегонный куб.
— Что напоминают?
— Перегонный куб; его используют при возгонке самогона. Ты берешь информацию и дистиллируешь ее в искусство. Думаю, на твой взгляд — не слишком удачная аналогия.
— Сойдет. Перегонный куб не выбирает, гнать самогон или нет. Выбор за человеком, который его пьет.

— Это все - часть того, что должно было произойти?
— К черту “должно”! Жизнь придумываешь по ходу.

... принадлежал к поколению, которое предпочитало оставлять свой след иначе: на чипах памяти, на дискетах и цифровом видео — все мечты и сны возможно низвести до нулей и единиц, а любую мысль заставить стремительно нестись по нитям оптоволокна толщиной в одну тысячную долю волоса.

Когда я тебя снова увижу, я увезу тебя на самый чистый, самый белый, самый синий, самый теплый пляж, какой только существует на свете, и куплю тебе любую бумагу, любые чернила, какие захочешь, и мы сохраним здравый смысл настолько, насколько сами того захотим, и будем любить друг друга, пока живы. Мы отпустим наше прошлое и начнем сами творить свое будущее.

© Поппи Брайт, "Рисунки на крови"

@темы: источник: книги, Поппи Брайт

11:42 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Стимуляторы, галлюциногены, амфетамины и эйфоретики доказывают, что Рай помещается в пакетике...

@темы: источник: интернет, автор неизвестен

17:43 

The cure for anything is salt water - sweat, tears, or the sea
Вам когда-нибудь случалось слышать обрывки полузабытой мелодии, постоянно звучащие у вас в голове? Идите куда угодно, слушайте, что хотите, но эта мелодия будет неотступно терзать вас. Вы уже не можете ни вспомнить ее целиком, ни избавиться от нее. Если вы идете в постель, она не дает вам заснуть; вы спите и слышите ее во сне; вы просыпаетесь, и первое, что слышите, — эта же мелодия.

© Оскар Уайльд, "Телени"

@темы: источник: книги

Цитатник сонного волшебника

главная